Rambler's Top100
Книжный магазин СОВА
Поиск
Название товара:
Ключевое слово:
Автор:
Категории
Автомобилисту
Естественные науки в целом
   - Биологические науки
   - Кибернетика
   - Математика
   - Физика
   - Химия
Здравоохранение. Медицинские науки
   - Нетрадиционная и популярная медицина
   - Психология
Компьютеры и программное обеспечение. Информатика
   - Аппаратное обеспечение
   - Базы данных
   - Графика, дизайн
   - Интернет
   - Информатика
   - Мультимедиа
   - Операционные системы
   - Офисные приложения
   - Программирование, языки, библиотеки
   - Самоучители работы на ПК
   - Сети
   - Системы проектирования
Культура. Культурология. Науковедение
   - Балет и танец
   - Вокал
   - Гитара
   - Изобразительное искусство
   - История культуры
   - Культура и менеджмент
   - Музыка
   - Нотные издания
   - Популярные издания
   - Прочие музыкальные школы и самоучители
   - Театр
   - Теория музыки
Лесное Хозяйство
Промышленность
   - Деревообработка, Слесарное дело
   - Машиностроение
   - Оборудование
   - Пищевая промышленность
   - Строительство
   - Техника безопасности
   - Транспор
   - Химическая промышленность
Своими руками
Сельское хозяйство в целом
   - Дом, дача, сад, огород
   - Животноводство
   - Птицеводство
   - Растениеводство. Защита растений
   - Сельскохозяйственная техника
Социология. Статистика. Демография. Этнография
   - История. Исторические науки
   - Образование
   - Политика. Политическая наука
   - Право. Юридическая литература
   - Психология
   - Философия и религия
Техника. Технические науки в целом
   - Автоматизация
   - Геодезия
   - Гидравлика
   - Материаловедение и конструкционные материалы
   - Машиностроение
   - Нанотехнологии
   - Общая химическая технология
   - Процессы и аппараты
   - Радиоэлектроника
   - Строительная механика
   - Теория надежности
   - Электротехника и Энергетика
Учебные пособия (для средней школы и профтеха)
Физическая культура и спорт
Эзотерика, астрология
Экология. Охрана природы
Экономика, финансы, бизнес. Предпринимательство
   - Землеустройство, кадастры
   - Менеджмент, управление персоналом
Языкознание. (Русский язык)
   - Иностранные языки
Для постоянных клиентов
Логин: 
Пароль: 
Зарегистрироваться
Забыли пароль?
Способы оплаты
Наложенным платежомЯндекс.деньги
WebMoney (WMR) - платёж Click&Buy
Начало > Языкознание. (Русский язык) > Иностранные языки > Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь. 2-е изд., испр.

Иностранные языки

Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь. 2-е изд., испр.

ISBN:
Автор:
Изд-во:
Город:
Год:
Страниц:
Формат:
Тираж:
Наличие:
Количество:
Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь. 2-е изд., испр.

Цена: 222.00 руб.

Вес: 160 г
Мера (единица измерения) экз.
Артикул: 35218506
имеется в наличии

ISBN: 978-5-8114-0162-8

Наличие на складе: имеется

Автор: Лысова Ж.А.

Издательство: Планета Музыки

Город издания: Санкт-Петербург

Год издания: 2008

Кол-во страниц: 288

Формат: 60*90/32

Тираж: 2000

Описание товара:

 Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь содержит свыше 9000 понятий, терминов и терминологических сочетаний, охватывающих разделы истории и теории музыки; гармонии; полифонии; инструментоведения; дирижирования; инструментального, вокально-хорового и джазового исполнительства. Среди отраслевых англо-русских словарей данное издание не имеет аналогов в области музыкального искусства. В России издается впервые. Издание рассчитано на переводчиков, научных работников, аспирантов, студентов и учащихся музыкальных учебных заведений, а также любителей музыки.

От редактора

Создание отраслевых словарей — задача не только первостепенной важности, но и одновременно показатель уровня развития и состояния научной мысли и практических достижений в каждой конкретной области знания, будь то гуманитарные, технические или общественные науки. Не составляет исключения в этом и искусство, в частности, музыкальное.

Законодателем мод в музыкальной терминологии до начала ХХ в. по праву считался итальянский язык. Собственно, он и сегодня сохраняет доминирующее положение в нотных изданиях. В первую очередь это относится к жанрам вокальной музыки. Что же касается инструментальных жанров, то здесь конкуренцию с прошлого века составили французский и немецкий языки, а с начала ХХ в. — отчасти и английский.

К сожалению, справочно-информационная служба отечественного музыкознания, одним из структурных компонентов которой являются переводные словари и справочники, по большей части представляет собой ничем не оправданный вакуум между теоретическими изысканиями и практическим их осмыслением. К тому же и существующие словари обладают одним общим недостатком: они, как правило, «не поспевают за развитием науки и техники».

И все же, несмотря на это, выход словаря в свет — всегда событие, поскольку без этого вида литературы не обходится ни один специалист: ученый или студент, теоретик или практик, страстный любитель или профессионал. В этом смысле каждая новая публикация становится заметным событием среди так называемых узких специалистов. К таким событиям в области музыкального искусства можно отнести опубликованные с небольшим интервалом времени «Музыкальный энциклопедический словарь»1 и «Краткий словарь джазовых терминов», разительно отличающиеся прежде всего объемом. Так, если первый «содержит свыше 8000 статей различного характера — от больших обзоров до кратких справок», то второй включает в себя 39 наиболее распространенных терминов. Однако значимость его в сравнении с упомянутым выше, надо полагать, не меньшая, так как подобная публикация в отечественной литературе о джазовом искусстве — явление крайне редкое.

Повышенный интерес к английской и американской музыкальной культуре, наиболее ярко проявившийся за последние десятилетия, объясняется, на наш взгляд, двумя взаимообусловленными причинами: ретроспективный взгляд на культуру Англии и отчасти Америки с одной стороны и изучение современности — с другой. Так, скажем, до недавнего времени в отечественном музыкознании совершенно неизученной оставалась область клавирной педагогики Англии ХVIII века. В настоящее время исследователями вскрыт целый пласт (около 300 наименований) ранее неизвестных трактатов английских клавикордистов и верджинелистов. В свою очередь, деятельность видных английских и особенно американских композиторов текущего столетия способствовала внедрению в музыкальную практику новой терминологической волны, связанной с развитием прежде всего джаза, а также многочисленных течений современного искусства, в частности авангардизма, получившего широкое распространение во Франции, Германии, Италии, США, Польше и некоторых скандинавских странах.

Новая терминологическая волна и переоценка ценностей, начавшаяся в связи с утратой монопольного положения итальянской терминологии, привнесла существенные коррективы в сопроводительный текст нотных изданий, запестривших польскими, венгерскими, чешскими, испанскими словами и словосочетаниями. В связи с этим переводные двуязычные словари музыкальных терминов приобретают в настоящее время первостепенное практическое значение. К сожалению, состояние и современный уровень развития справочных изданий в области отечественного музыкознания, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Конечно, завершение шеститомной «Музыкальной энциклопедии» — событие в отечественном музыкознании исторического значения, поскольку, как отмечается в редакционной статье, это «первое советское научно-справочное издание по музыке столь значительного объема» — около 7000 статей.

В числе определенных достижений справочно-информационной литературы следует упомянуть «Словарь иностранных музыкальных терминов» (в дальнейшем СИМТ), составители которого еще в 70-е годы отмечали «недостаточность имеющихся переводных словарей, явно отстающих от развития международной музыкальной терминологии». Однако с тех пор существенных изменений не наблюдается.

За последние годы у нас в стране издан ряд отраслевых англо-русских словарей, предназначенных для изучения английского языка в области медицины, техники, гуманитарных наук. К сожалению, до сих пор не издан подобный словарь для музыкантов. Во всяком случае, нам не удалось обнаружить таковых в каталогах центральных библиотек. Данное обстоятельство дает основание утверждать: предлагаемый «Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь» Ж. А. Лысовой не имеет аналогов в области отечественной музыкальной науки и музыкального искусства.

Составитель, опираясь на достижения современной лексикографии и широкий круг русских и зарубежных источников, создала, на наш взгляд, интересное и в высшей степени актуальное пособие для тех, кто углубленно занимается изучением нотной и музыкальной литературы на английском языке. Достаточно сказать, что Ж. А. Лысова работала над ним более 20 лет.

Словарь включает свыше 9000 слов и словосочетаний, касающихся терминологии и понятийного аппарата разделов теории музыки, гармонии, инструментоведения, техники композиторского письма, дирижирования, музыкально-исполнительского искусства и т. д. Короче, легче назвать что не вошло в содержание этого безусловно ценного труда, чем перечислять все его структурные компоненты.

Основой первой части музыкального словаря послужило учебное пособие Ж. А. Лысовой «Лексический минимум по английскому языку для студентов музыкальных специальностей», опубликованное в 1986 году и сразу ставшее библиографической редкостью. Собственно, данное обстоятельство и побудило автора, значительно увеличив словарный состав, подготовить к публикации «Англо-русский и русско-английский музыкальный словарь».

В числе иностранных источников, на которые опиралась составитель, значатся терминологические словари Гарвардского и Оксфордского университетов, а также Большой Оксфордский словарь.

Важным источником, с помощью которого были вскрыты и устранены многие укоренившиеся неточности отечественных англо-русских словарей, явился 20-томный словарь Гроува.

Среди русских изданий в списке использованной литературы значатся два наиболее известных словаря: «Большой англо-русский словарь» в двух томах под общим руководством И. Р. Гальперина и Э. М. Медниковой (в дальнейшем — БАРС) и упоминавшийся выше СИМТ.

Важным показателем тщательности проработки содержания словаря является транскрипционный аппарат, который дан в соответствии с международной фонетической транскрипцией. О скрупулезности составителя свидетельствует тот факт, что в числе использованных источников — «Словарь трудностей русского языка» и «Словарь ударений для работников радио и телевидения». Данное обстоятельство обусловлено тем, что в числе принципиально важных посылок в работе над словарем явилось выяснение не только максимально точного перевода на русский язык, но и написания словообразований в русском языке.

Трудно объяснить тот факт, что до сих пор в отечественном музыкознании не было и нет переводных англо-русских и русско-английских музыкальных словарей. Конечно, в той или иной степени английская музыкальная лексика отражена в некоторых отраслевых отечественных словарях. Однако в силу специфики и направленности они не могут в полной мере удовлетворить огромные потребности в переводческой работе с английскими музыкальными источниками. К тому же, в ряде случаев переводы и объяснения некоторых понятий, терминов и отдельных слов содержат неточности, грешат противоречиями, нередко взаимоисключающего характера.

В подобных случаях, когда речь идет об английской лексике, составитель и редактор данного словаря послед­нее слово оставляли за английскими и американскими толковыми словарями — словарями Гроува и Уэбстера, а также «Большим Оксфордским словарем».

Приведем один из многочисленных вариантов разночтений, получивших прописку в отечественных изданиях. Так, например, английское слово «кэч» (catch) составители СИМТ трактуют как «канон для нескольких мужских голосов с комическим текстом». В переиздании 1987 года читаем: «канон для нескольких голосов или хороводная песнь с шутливым текстом (XV–XVIII вв.)».

Обратившись к «Вокальному словарю», находим, что «кэч — род английских светских вокальных произведений, близкий итальянской качче», от «caccia» — «жанр светских вокальных произведений эпохи Возрождения».

БАРС дает нам еще одну версию: «Кэч — муз.-ист. качча — жанр светских вокальных пьес XIV–XVI вв.».

Совершенно справедливо напрашивается вопрос, какова же интерпретация этого слова в английских первоисточниках? Обратившись к словарю Гроува, узнаем: «catch — канон для трех или более мужских голосов, популярный в Англии XVI–XVIII вв. (...) Непосредственной связи с итальянской каччей XIV в. нет».

Не трудно догадаться, на чьей стороне в подобных случаях оказываются составитель и редактор данного словаря, в работе над которым ревизии подвергались не только разночтения отечественных словарей в переводах английской музыкальной лексики, но и многочисленные неточности стилистического и смыслового характера.

Видимо, нет смысла перечислять все неточности и исправления, получившие отражение в нашем словаре. Вместе с тем, нельзя не отметить принципиально важные посылки, которых придерживается составитель: 1) единообразие содержания; 2) адекватность перевода русских и английских понятий и терминов; 3) скрупулезность тонкого наблюдательного исследователя.

Вот лишь некоторые из типичных примеров. Так, согласно переводу, помещенному в БАРС, понятие common time (measure) означает «четырехчастный или двухчастный тактовый размер», а определение song-form — «музыкальная двухчастная форма, трёхчастная форма». Разумеется, окончательный вариант, получивший отражение в нашем словаре, трактуется как «четырехдольный или двудольный такт (метр)» и соответственно — «куплетная (песенная) форма».

Вряд ли стоит комментировать подобные неувязки в словаре, так сказать, немузыкальной ориентации. Но вот то, что подобный перл — «трехчастный такт» и «двухчастный такт» — на протяжении многих лет оставался неизменным в «Кратком музыкальном словаре» А. Н. Должанского, невозможно ни понять, ни объяснить. Тут уж действительно, как говорится, комментарии излишни.

Влияние итальянских слов (терминов) в равной степени коснулось не только русского языка, но и английского. Видимо, этим можно объяснить наличие неточностей в таком солидном справочном издании, как БАРС, составители которого, поместив на странице 338 английское слово concertina и итальянское concertino, дают одинаковый перевод — «концертино», при этом не улавливая тонкостей или не зная специфики того, что в первом случае речь идет о музыкальном инструменте «концертина», изобретенном в 1829 г. Чарльзом Уитстоном, во втором — о жанре музыкального произведения «концертино» (маленький концерт), производное от «кончерто» (концерт).

Не застрахован, по всей видимости, от ошибок и наш музыкальный словарь. И все же, такие «мелочи», как bowing «игра на скрипичных инструментах» или five-finger exercises «фортепьянные упражнения» были заменены редактором на более «чистые» в стилистическом отношении варианты перевода, а именно: «игра на смычковых инструментах», «упражнения для пальцев» (пятипальцевые упражнения).

Для переводных словарей безусловно верховным принципом является максимально возможное сохранение смыслового аспекта перевода. Однако стремление к «чистоте» стилистики жанра перевода последний не опровергает, а напротив, лишь дополняет его верховный принцип. Собственно, к этому и стремились в совместной работе составитель и редактор данного словаря.

Основная трудность, с которой пришлось столкнуться в работе над словарем, заключалась в том, что существующие переводные словари далеки от единообразия в толковании и переводах многих музыкальных терминов и понятий. Причем амплитуда разночтений, методик и принципов — будь то транслитерации, транскрипции, орфоэпии, понятийного аппарата и т. п. — довольно велика. Попытка же обратиться к энциклопедическим и толковым словарям лишь увеличила «клубок противоречий».

Если попытаться сгруппировать трудности, о которых идет речь, то их можно свести к трем основным аспектам: во-первых, наличие отмеченных выше многочисленных разночтений в переводах и толкованиях музыкальных терминов; во-вторых, отсутствие единообразия в передаче (переводе) названий танцев и музыкальных инструментов; в-третьих, существующие в словарях многословные объяснения затрудняют практическое использование английских понятий и терминов в русском языке и наоборот — русских слов в английском языке.

Остановимся в самом сжатом виде на перечисленных выше пунктах.

В преодолении разночтений переводов и толкований музыкальных терминов, встречающихся в различных словарях, составитель и редактор данного словаря придерживались правила: окончательный вариант перевода оставлять за первоисточниками английских и американских изданий. Например: superdominant СИМТ трактует как «доминанта к доминанте», согласно переводу БАРС — «нижняя медианта». Обратившись в Большому Оксфордскому словарю (в дальнейшем БОС), читаем: superdominant — то же, что и submediant, то есть нижняя медианта (VI ступень). Словообразовательный анализ приводит к окончательному варианту перевода: а) super — префикс «над»; б) dominant — доминанта, т. е. пятая ступень; в) итак, superdominant «над доминантой», то есть шестая ступень или нижняя медианта.

Как видим, superdominant (согласно СИМТ) ничего общего с двойной доминантой не имеет и не может иметь.

Еще один пример. Согласно БАРС flam переводится как «барабанная дробь». С этим же переводом БАРС дает и термин ruff. Казалось бы, на поверку — синонимичные слова?

Заглянув в семиязычный словарь, обнаружим, что flam — простой форшлаг, т. е. одинарный, ruff — тройной форшлаг. Разночтение слишком велико: барабанная дробь и форшлаги. Английский источник (в частности, The New Grove) проясняет картину с немаловажным уточнением: «flam — простой форшлаг, ruff — тройной форшлаг» (приемы игры на малом барабане). Для переводчика, надо полагать, будет далеко не безразлично, когда он согласно переводу БАРС напишет: «музыкант применил барабанную дробь». В соответствии с переводом Гроува смысл совершенно иной: «музыкант применил простой (или тройной) форшлаг».

Не поверив однажды синонимичности многих терминов, встречающихся в отечественных англо-русских словарях, усомнимся и в этом случае, когда «там-там = том-том»; «tom-tom — 1) там-там, 2) гонг». Мало что проясняет и СИМТ: «tam-tam — ударный инструмент», «tom-tom — ударный инструмент». Листая Гарвардский музыкальный словарь, находим следующее определение: «Там-там — то же, что и гонг, не путать с том-том. Том-том — набор высоко настроенных барабанов, используемых в танцевальных оркестрах». В лабиринте встречающихся разночтений составителю и редактору приходилось проявлять дотошность и скрупулезность не только в текстологическом анализе, но и в смысловых оттенках весьма тонких нюансов перевода.

Продолжив поиск «истины ради», обнаружим в «Книге о музыке» Дарваша Габора рисунки упомянутых выше инструментов (том-том — с. 307, рис. 50; там-там — с. 302, рис. 44), откуда видно, что перед нами совершенно различные инструменты. Воистину крылатое изречение: сомнение — ключ к поиску!

С тем чтобы поставить точку в перечне разночтений, несколько слов о точках — тех самых, которые в нотном тексте удлиняют длительность ноты (паузы) или означают степень краткости произношения на музыкальном инструменте. СИМТ и БАРС за основу берут два термина — dot и dash.

Dot — «точка, удлиняющая предшествующую ноту» и «точка (знак увеличения длительности ноты или паузы в полтора раза или знак стаккато)». Имеется и сверхкраткий перевод: «dot — точка».

Dash, согласно переводу БАРС, — «знак стаккато». Что касается СИМТ, то перевод термина dash и вовсе отсутствует.

Как видим, налицо не только разночтения, но и полная путаница, которая отсутствует в англо-американских первоисточниках. Так, в словаре «The New Grove» dash отличается от dot тем, что dash — знак акцентированного (острого) стаккато.

В англо-русских (как, собственно, и в других) двуязычных переводных словарях приводится большое количество названий танцев, музыкальных инструментов, песенных (вокальных) жанров, о которых следует сказать особо. Так, например, русские танцы «Барыня», «Яблочко» или украинский «Гопак» сохраняют свое название на любом из иностранных языков. Аналогично этому мы произносим иностранные названия по-русски: полька, канкан, вальс, чарльстон, пассакалья, кекуок, сегидилья, блэк ботом, джиттербаг и т. п.

К разряду новаторских может быть отнесен предложенный Лысовой принцип единообразия в передаче с одного языка в другой названий музыкальных инструментов, танцев и различных музыкальных жанров. Например, русская «Барыня», чешская «Полька», американский «Чарльстон» или «Рок-н-рол», польский «Полонез» и т. п. на любом языке называются одинаково. Стало быть, «жалейка», «домра», «баян», «кувиклы» и другие народные музыкальные инструменты сохраняют свое название и в иностранном языке (варианте перевода).

Означенный принцип не нов. Однако «новаторство» Ж. А. Лысовой в том, что она отказывается от выборочного применения данного принципа в отношении всех без исключения названий инструментов, танцев и музыкальных жанров.

Надо ли говорить о том, насколько облегчается в этом случае процесс перевода, когда смысл переводимого слова становится четким, емким, а главное — кратким.

Например, в БАРС (1988) читаем: «trenchmore — старинный английский народный танец», «stornello — итальянская короткая народная песенка (типа частушки)», step-dance — «сольный танец со сложными па», straths­pey — «быстрый шотландский танец».

Кстати, в этих и аналогичных им случаях мы оставляли за собой право русского написания и произношения, а именно: тренчмор, сторнелло, степ-данс, стрэтспей. О правомочности такого подхода свидетельствуют и некоторые примеры из того же БАРС, когда название танца дано в русской транскрипции: тустеп (с. 711, two-step), уанстеп (с. 68, one-step).

Вот один из примеров перевода названия песенных жанров: fado — «популярная португальская песня начала XIX в.», «португальская протяжная народная песня». А почему бы ни просто «фаду»? Кстати, в периодической печати предлагаемый принцип находит свое подтверждение: «Фаду — песни судьбы»4.

Принцип единства положен нами и в основу перевода всех без исключения названий музыкальных инструментов: банджо, сямисэн, балалайка, теорба, хорнпайп, банджулеле и др.

Для удобства пользования в практической переводческой деятельности данный принцип применен нами во всех случаях, когда нет соответствия в русском языке, например: equalist — эквалист (сторонник направления, согласно которому все звуки григорианского хорала равны по длительности); canoon — канун (древний музыкальный инструмент типа арфы, имеющий 50–60 струн); glee — гли (песня для нескольких голосов, исполняемая без аккомпанемента); riff — рифф (небольшая ритмическая фигура).

Обзор, дающий в общих чертах представление о проделанной работе, будет не полным, если не упомянуть о том, что Ж. А. Лысовой были введены термины, не нашедшие отражения ни в «Музыкальной энциклопедии», ни в музыкальных словарях: «теория игр», «автономная музыка», «стратегическая музыка», «палиндром» «симфоджаз» и многие другие.

Кроме того, составителем включены терминологические значения слов, например: mutate v — переходить из одного гексахорда в другой; octachord n — октахорд — а) восьмиступенный звукоряд в пределах октавы, б) восьмиструнный музыкальный инструмент; functi­on n — функция (термин, обозначающий отношение аккордов к ладовому центру) и др.

В широком спектре понятийного аппарата, получившего отражение в содержании словаря, особенно выделяется новизной джазовое исполнительство (стили, направления, приемы игры, составы ансамблей и оркестров) и перечень русских народных музыкальных инструментов.

Упоминавшийся выше «Краткий словарь джазовых терминов», полностью вошедший в словарный состав, представляет лишь малую толику всего понятийного и терминологического аппарата, заимствованного составителем из английских и американских словарей.

Что касается русского народного инструментария, то в этом английская музыкальная лексика обрела «капитал» объемом в несколько десятков впервые публикуемых понятий и слов. К примеру, одних лишь разновидностей гармоник включено свыше 30. Рассыпанные по всему словарю в алфавитном порядке названия русских народных инструментов собраны воедино в одной из сводных таблиц, помещенных в Приложении к словарю. В этом сказывается дидактическая направленность целевой установки автора.

Работая в качестве преподавателя английского языка, Ж. А. Лысова в повседневном общении с музыкантами разных специальностей — пианисты, музыковеды, скрипачи, вокалисты, исполнители на народных и духовых инструментах, дирижеры — отбирала, систематизировала и обобщала огромный фактический материал. Таким образом, зародившись в недрах учебного процесса, «Англо­-русский и русско-английский музыкальный словарь» адресован, прежде всего, живой практике переводческой деятельности, что безусловно обещает ему долгую и счаст­ливую творческую жизнь.

Первые восторженные отклики и положительные официальные рецензии специалистов музыкальных учебных заведений, предваряющие выход в свет настоящего словаря, свидетельствуют не только об актуальности, но и его практической ценности.

 

ISBN:
Автор:
Изд-во:
Город:
Год:
Страниц:
Формат:
Тираж:
Наличие:
Количество:
Начало | Условия доставки | Контакты | Помощь | Новинки
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика